серия гос номера отр что означает

0
68

серия гос номера отр что означает

Итак, сегодня очередной выпуск сериала. Сергей Палыч проработал персональщиком всю сознательную жизнь. В молодости он возил начальника ДРСУ, потом директора завода, потом потихоньку вырос до водителя второго секретаря райкома, но чаще возил его жену Валентину Павловну.

Потом началась перестройка и борьба с привилегиями, а потом и Союз начал разваливаться. Платить перестали, продовольственные пайки и доступ к распределителям отменили, и пошел Сергей Палыч на вольные хлеба – водитель-то нигде и никогда не пропадет, кусок хлеба всегда сумеет заработать:
Оскар был сыном голландских коммунистов. Очень хорошо они относились к СССР, к стране, где рабочий класс живет счастливо и сытно, получает по труду и отдает по способности.

Правда, в самом Союзе они никогда не были, но сынишка, имевший склонность к языкам, с детства учил русский. Ему рассказывали о великой стране на востоке, занимавшей 1/6 часть суши, о том, какое там равноправие, свобода, равенство и братство. Побывай родители Оскара в СССР, они приехали бы уже не такими восторженными. Мы-то знаем.

Но их вера в торжество идей коммунизма передалось ребенку. Мальчик казался ровесникам и друзьям по школе несколько странноватым, и друзей у него было мало. Он все больше погружался в книжную реальность и просто бредил поездкой в СССР. Закончив школу, Оскар решил изучать философию и русскую литературу.

Поступил в колледж. Здесь у него появился друг Ян, который понимал с полуслова его тонкую душевную ориентацию. С ним Оскар мог поделиться любыми мыслями и всегда находил отзыв. Наступил 1985 год. Апрельский пленум ЦК КПСС и новый Генсек с политикой гласности и перестройки вскружил голову многим на западе. Через пару – тройку лет Оскар понял, что его мечта посетить СССР может сбыться.

Он уже заканчивал обучение, следовало подумать, как заработать денег. Литература вряд ли приносила бы большой доход. Ян не очень преуспевал в изучении русского языка, но не был оторван от жизни и он подал идею – надо перегонять русским машины, отличный секонд хенд, за которым сами русские стали наведываться в Нидерланды. Решено было поехать на разведку. Тем более, что у мамы Оскара была хорошая подруга в Москве, с которой они переписывались долгие годы.

У подруги была дочка Наташа, у дочки был муж Алеша, а у мужа была просторная дача. На этой даче и разрешили жить двум голландским друзьям – студентам, приезжающим, как было объявлено маме Оскара, с целью практиковаться в русском языке и вообще посмотреть Россию. Тем более, что Алеша тоже увлекался автомобилями и рассматривался как потенциальный партнер в бизнесе. Алеша был совсем не против приютить двух голландцев. Ему было около 20 лет, он активно искал себе занятие и понимал, что с начавшимся развалом СССР и огромными изменениями открываются широкие ворота в неведомое светлое будущее.

Он был весьма умным парнем, хотя в школе учился на тройки, а в институт по лени не стал поступать. Но наследственность была отличная. Прадед был министром при Сталине, дед – руководителем очень крупного оборонного предприятия. Такие выдающиеся люди, что бы не говорили генетики про наследование культуры и обучаемости исключительно по материнской линии, передали Алексею твердый стержень характера, четкий и быстрый ум, желание развиваться и узнавать новое. Тогда на иностранцев вообще смотрели через розовые очки, а двух друзей-голландцев, изучавших русскую литературу и говорящих, как оказалось, вполне сносно, приняли с распростертыми объятьями.

Друзьям отвели в доме отдельную комнату. В день приезда их встретили, собрав по такому случаю друзей – Юру, Илью и Петю с девушками. Познакомили, сделали шашлычок, который Саша достал по случаю через знакомого мясника. Шашлычок очень быстро ушел, причем голландские друзья проявили в его поедании такую прыть, что стол освободился быстро и даже не все приглашенные наелись. На другой день с утра пораньше ребята уехали гулять по Москве.

Придя утром в их комнату, Наташа была несколько удивлена тем, что кровати у ребят оказались сдвинуты. Позвала мужа. Тот вернул кроватям их первоначальное положение. Ребята вернулись вечером, снова хорошо покушали и ушли спать.

Наутро оказалось, что их снова нет, плюс со стола исчезла пачка сигарет, оставленных Алешей. Кровати снова оказались сдвинуты! Наташа снова позвала мужа и кого-то из друзей, зашедших поболтать. Те хмыкнули, но снова поставили кровати на место.

Так продолжалось несколько дней. Хозяева пребывали в полных непонятках. Каждый день раздвигая кровати, следить за гостями они стеснялись, а те утром и вечером отменно ели, пили то, что находили у хозяев в холодильнике и рядом.

Днем куда-то пропадали, при этом унося с собой пачками забытые на столе сигареты, вечером уходили спать, а утром Наташа, заходя в комнату, снова обнаруживала перестановку. Как-то Алеша решил прислушаться, что происходит, когда гости ложатся спать. И услышал сначала характерный звук сдвигаемой мебели, а через некоторое время странные ахи и охи. Ему стало так брезгливо, что сон пропал, он оделся и вышел из дому. В то время издалека уже приходили слухи о странных ребятах, которым не нравятся девушки, но чтобы вот так, в своем доме, пригреть парочку лиц нетрадиционной ориентации: Такое в голове не укладывалось. Алеша позвонил теще, ее звали Валентина Павловна.

Та выпала в осадок. Подумать, что сын ее голландской подруги является этим, как его, ну тссс, голубым, да такое мужу сказать даже нельзя – того просто инфаркт хватит. А ему волноваться нельзя, итак много негативных новостей в последнее время. Решено было позвонить подруге:
– Аманда, знаешь, тут такое дело:
– Что-то случилось? Что произошло, у ребят неприятности? Говори быстрей! – Да нет, даже не знаю как сказать. Неприятностей нету, но они это:
– Что это? – Ну они немножко непонятно себя ведут. Ты знаешь, они СПЯТ ВМЕСТЕ!!! – А, ты про это.

Да, я в курсе, мальчики же лю:
Последнюю фразу Валентина Павловна не дослушали, ибо телефонная трубка выпала из ее рук, упав на ногу, чем еще более усилила эффект разорвавшейся бомбы. Пришлось оправдываться перед зятем, а тому разговаривать с голландскими друзьями. Они уже несколько поднадоели за это время. Аппетит имели хороший, курили тоже немало, при этом хоть раз что-то купили бы из еды или сигарет.

Наташа то и дело таскалась в магазин, пытаясь купить какой-то более разнообразной еды, ведь приходилось кормить помимо мужа еще двух здоровых лбов. Да и сама ситуация не вызывала оптимизма. Алексей вызвал Оскара и объяснил ему, что в России такие отношения не приняты, он не хотел бы в своем доме терпеть подобное и просит друзей его покинуть. Не спас их даже тотчас обнародованный план заработать вместе много-много денег на поставках голландских автомобилей, которые друзья будут искать и отправлять сюда, а Алеша продавать на рынке, имея целых 50% от прибыли, а не треть, как представлялось ранее. Пришлось Яну покинуть столицу, а Оскар в ней остался. Валентина Павловна вс же помогла с течением времени решить вопросы с ОВИРом, и Оскар, числящийся кем-то типа аспиранта при кафедре филологии одного из московских ВУЗов, пытался разработать автомобильную тему.

Ему потребовался помощник со связями в среде автомобилистов – искать варианты, куда бы спихнуть голландские машины, и тут вспомнили про безотказного Сергея Палыча. Так состоялось их знакомство. Палыч спокойно делал свое дело, помогая распихать по знакомым подешевле предлагавшиеся из Голландии машины. Дела потихоньку шли в гору. Ян исправно поставлял товар, тут они всегда хорошо продавался. Не особо светясь, Оскар заработал первоначальный капитал.

К тому времени он получил вид на жительство и раскатывал с Палычем в качестве личного водителя по Москве на зеленом Мерседесе с желтым номером. Оскар сначала плевался – что за манеры, я же сын друзей СССР, а мне какой-то горчичник на машину повесили. Вот у нас в Голландии такого нет. Ты же нерезидент, – отвечал ему Палыч: А от нерезидента до резидента один шаг. Убеждая в куче плюсов, типа гаишники реже останавливают, Палыч успокоил Оскара по поводу желтых номеров.


Да и СССР уже нет, Россия! Кстати, номера надо новые получать, менять наш старый советский Н508 на новый, с регионом. Ну раз надо, меняй, – одобрил Оскар, хотя его одобрения никто и не спрашивал. Мерседес ночевал на Зеленоградской в гараже Палыча.

Свою машину Палыч давно продал. Если что, после работы можно было использовать хозяйскую, а экономный Оскар был рад возможности бесплатно поставить машину в гараж. В один из дней Оскар увидел на автомобиле новый номер. Все того же желтого цвета, только вместо буквы Н и 6 цифр его формат преобразился – две буквы, потом 3 цифры, потом снова буква, и с правого краю за полоской код региона 77. Оскар после нескольких вопросов быстро понял, что систему регистрации скоммуниздили с французской.

Даже код столицы 77 почти совпал с кодом Парижа 75. Ну что, номера по русской традиции надо обмыть? , – спросил Оскар у Палыча. Да надо бы, – хохотнул Палыч.

Все это время он не догадывался об ориентации своего работодателя, а что в Голландию часто уезжает – так оно и хорошо. И машина на руках остается, и сам себе хозяин, – радовался Палыч, иногда отвозя Валентину Павловну к дочке на машине Оскара в его отсутствие. Оскар, не особо светясь, заработал первоначальный капитал и решил пригнать не одиночный автомобиль, а парочку автовозов.

И как раз, параллельно обмыванию номеров, хотел рассказать об этом Палычу, заодно и денег сэкономить. Потом обмывать уже не придется, и Палыч подкалывать по этому поводу не будет. Но Палыч, к удивлению Оскара, идею не одобрил. Ты что, сдурел? , – чуть ли не кричал он. Ты газет не читаешь, про рэкет не слышал? , Да ты рехнулся, мы никому не были интересны, а с твоими двумя автовозами к тебе тут же народ пойдет, проблемы будут. Давай как раньше.

Но Оскар ничего этого не понимал. Он, конечно, видел по телевизору, как взрываются какие-то автомобили, как милиция ловит каких-то ребят в кепках и клетчатых штанах, ну так на то она и милиция. Он вс это время, как обычно, пребывал в оторванности от реальной жизни. Клиентов находил Палыч, и со временем круг разросся, но как-то обходилось без наездов.

Дальнейшее было как в кошмаре. Не успев привезти первый автовоз, Оскар вплотную познакомился с ребятами, подошедшими к нему прямо на входе в таможню. Они рассказали, что давно присматриваются к нему, и не трогают его лишь по причине что он европеец.

Но тут его прыть переходит границы и следует начать, наконец, делиться, отдавая ну скажем 40% прибыли за то, что больше проблем не будет и можно конкретно впрягать братков в решение всех вопросов. А если отказаться, то будет плохо. Оскар обещал подумать и побежал к Палычу. Надо в милицию обращаться, я заявление напишу, это как вот взяли и мне угрожать вздумали! Я же нерезидент, я же голландский гражданин, я в посольство пойду, я, я, я: Палыч обрубил: Да заткнись! Что – ты? Ты налоги платишь? У них вс схвачено, будешь в милицию, тебя мало того, что потом житья не дадут, еще и меня с тобой захватят.

Ты в свою Голландию смотаешься, а я что? Отведенное на обдумывание время еще не прошло, как одна из привезенных на продажу машин получила повреждения – были разбиты фары, фонари, сорваны заводские шильдики. Еще через день другая машина оказалась без стекол. Т. Е. Стекла были, но в виде мелких-мелких осколков, рассыпанных по салону. У Оскара началась паника.

Что делать, он не представлял. Платить не хотелось, 40% было вне его понимания. Налоги он действительно не платил, считаясь официально изучающим русский язык иностранным специалистом, который по условиям пребывания не имел права вообще заниматься коммерцией. Машины вдруг застряли на таможне и ему начали говорить про какие-то запросы и предлагали дать объяснения. Язык таможенников был непонятен и отличался от того языка, к которому Оскар привык, читая Чехова и Толстого, а также менее известных на западе Лескова, Мамина-Сибиряка и даже совсем там неизвестных О. Шмелева с В.

Востоковым. Таможенники ставили Оскара в ступор, и он начал через три дня понимать рассказанный когда-то Лешей анекдот Чем больше я узнаю наших таможенников, тем больше я люблю наших гаишников. Братки приходили к нему домой, после чего Оскар переехал в гостиницу. Зеленый Мерседес был оставлен у Палыча и Оскар поехал в Голландию советоваться с Яном.

Обратно он уже не вернулся, забив на машины. Как выяснилось, забыл он еще расплатиться за квартиру и свои многочасовые телефонные переговоры, и даже Палычу остался должен каких-то небольших денег. Поэтому Палыч, к которому с жалобами обратились квартиросдатчики, предложил им забрать детали с Мерседеса в счет погашения долга. Сам Мерседес вскорости был Палычем разобран и пущен на запчасти, номера с него он закинул куда-то на полку гаража.

Вскорости Палыч запил от тоски, на работу он устроиться уже не мог. Шестидесятилетние водители никого не интересовали. В 2002 Палыч умер, и гараж остался запертым на долгие годы. Май 2013 г.

Если бы в гараже Палыча кто-то был, он с удивлением услышал бы шум, голоса на улице и странные звуки у ворот. Затем он увидел бы, как внезапно ворота распахиваются и разлетаются в стороны, а за ними появляется группа рабочих в синих комбинезонах и желтых касках. Снимай ворота нах, – распорядился старший из них, и трактор Комацу с фронтальным захватом двумя челюстями зажал одну воротину, легко вырвав ее с петель и увезя на свалку рядом, затем вернулся за второй. Гаражам пришел конец. Всю линию гаражей вдоль ленинградской железной дороги решено было снести для строительства хордовой автодороги и новой авторазвязки. Уже несколько недель соседи вывозили из гаражей добро и автомобили.

Наконец нашла владельцев голубая 21-я Волга м7720ММ, простоявшая в гараже после смерти владельца больше 10 лет. Наследники все никак не хотели продавать ее. Отличный автомобиль, мало денег даете, – говорили они потенциальным покупателям, постоянно задирая цену. Автомобиль и впрямь был конфеткой.

И если человек соглашался купить за 100, баснословно высокую цену на тот момент, то ему давался отказ, и машину пытались продать за 110. Цену увеличивали несколько лет, на машину меж тем лила вода из прогнившей крыши, и настал момент, когда покупатели только крутили пальцем у виска, увидев при распахнутых воротах автомобиль, покрытый конденсатом с полуистлевшим салоном и услышав: Да нам за него 250 тыщ давали в позапрошлом году. В итоге машину продали за 7 тысяч рублей. И если бы ее не продали, на следующий же день она просто превратилась бы в металлолом, как и произошло с обветшавшим гаражом, откуда она была извлечена.

Только гараж Палыча и еще несколько гаражей в ряду никто не посещал. Наконец посетители нашлись. Люди в касках, деловито покрутившись в гараже, выгребли с одной из полок добро и свалили его на пол.

Что ты хочешь тут найти? , – спросил один рабочий другого. Заначек явно нет, гараж давно не посещался, цветмета тоже не видать. Пошли, а то вон банка с тормозухой разбилась, штанину заляпала тебе.

Рабочие ушли, оставив гараж с его нехитрым скарбом. Один мой друг, владелец гаража в этом кооперативе, сообщил мне, что через два – три дня гаражам придет конец. Он предложил мне приехать и забрать кое-какие детали, хранившиеся у него и, испросив разрешения председателя, поискать в гаражах номерные знаки. Председатель, узнав мою печаль, сказал, что когда-то в одном их гаражей был разобран Мерседес. Он подвел меня к гаражу и сказал, что вот тут стоит поискать особо.

Зайдя в гараж, я залез на антресоль, и увидел ЭТО – на антресоли валялся желтый номер нерезидента, показавшийся очень знакомым. Не веря своим глазам, я сначала сфотографировал момент, характеризуемый громким словом ЯЯЯЯЯЗЗЗЬььь! , после чего начал рыться на полке. Сделав фото, я еще не знал, что меня ожидает сюрприз: второй номер тоже спокойно лежал плоскостью вниз, не замеченный пока рабочими и не утащенный, как некоторые другие артефакты, на металл. Его торец виднеется правее. Оба номера с автомобиля Оскара оказались у меня в руках.

Эти два предмета, свидетели современной истории России, со всеми сложностями и перепитиями, и позволили мне вспомнить и рассказать еще одну историю. Что же произошло с ее участниками? С одним из них все понятно. Я продолжаю собирать номера, как было в начале 1990-х, когда, являясь другом Алексея, познакомился с Оскаром и Яном.

Алексей владеет крупной фирмой по продаже автозапчастей, и мы иногда со смехом вспоминаем те далекие дни, когда заходя к Алексею домой, я помогал ему раздвигать кровати в комнате, где жили голландцы. Что стало с голландцами, никто не знает. Наверное, живут в Голландии и пытаются забыть русский язык. Введенные в 1993 г с появлением первого российского стандарта номерных знаков, номера для автомобилей нерезидентов сейчас представляют определенный интерес для коллекционеров. Помимо номеров для автомобилей нерезидентов, выпускались еще более редкие типы номеров для тракторов, автоприцепов и даже мотоциклов нерезидентов и совместных предприятий. Последние три типа номеров особенно редки, и даже фотографий таких номеров немного.

Если кому-то попадутся странные номера на желтом фоне, не похожие на другие известные номера (да и любые российские номера на желтом фоне вообще) – дайте об этом знать автору. История вымышленная, все совпадения прошу считать случайными. А трилогию про приключения резидента, сочиненную О. Шмелевым и В.

Востоковым и напечатанную в начале 70-х г. Г. В издательстве Молодая гвардия рекомендую прочитать. Мне когда-то было интересно. На фото и другие обновления коллекции.

По просьбе новгородского коллекционера ему ушел номер серии “ноб” из предыдущего обновления, вместо него он прислал аналогичный номер другой серии и мотоциклетный в хорошем состоянии. ЧТ – номера Читинской обл, Есть номера Пензенской, Челябинской, Калининградской, Рязанской обл. И Татарии. Интересный номер велосипеда – из Ленинграда, 1923 года. Московский прицеп был подарен в том же гараже. Председатель торжественно срезал его с ржавого бесхозного прицепа, который ушел в металл.

Статья с сайта : http://izhevsk.ru.



ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here